Пептидотерапия при миастеническом синдроме


myasthenia-gravis

Миастения (myasthenia gravis) — относительно редкое и тяжелое заболевание нервной и мышечной систем. Главными проявлениями болезни являются выраженная слабость и патологическая утомляемость поперечно-полосатых мышц. На сегодняшний день установлено, что миастения — аутоиммунное заболевание, при котором происходит выработка антител к рецепторам ацетилхолина, то есть, страдает синапс, нервно-мышечная передача, где антитела конкурентно блокируют ацетилхолиновые рецепторы и вызывают их деградацию.

Таким образом, миастения, будучи неврологическим заболеванием, связана с патологией вилочковой железы. Хорошо известно, что у большинства этих больных выявляют опухоль (тимому) или диффузную гиперплазию тимуса. Наряду с антителами к рецепторам ацетилхолина, у многих пациентов обнаруживаются и антитела к скелетным мышцам.

Все больные миастенией получают терапию антихолинэстеразными препаратами (антагонистами кураре). Также очень часто используют лечение кортикостероидами и цитостатиками. При тяжелых генерализованных формах, а также при наличии опухоли и гиперплазии вилочковой железы прибегают к тимэктомии. То есть, при миастении применяют тяжелые, и даже инвалидизирующие методы лечения, поскольку заболевание угрожает жизни.

Наряду с миастенией существуют миастенические синдромы (или псевдомиастения). Это весьма сходные по своим проявлениям состояния, но они являются «спутниками» каких-то других заболеваний. Среди миастенических синдромов в литературе наиболее часто упоминают синдром Ламберта-Итона, сопутствующий бронхогенной карциноме или некоторым другим опухолям. При этом синдроме в большей степени страдают мышцы нижней половины тела, в отличие от миастении, где проявления обычно начинаются с краниальных мышц. Но, пожалуй, чаще миастенические синдромы встречаются при аутоиммунных заболеваниях и коллагенозах — полимиозите, системной красной волчанке, ревматоидном полиартрите.

Проявления псевдомиастении нередко наблюдаются при патологии щитовидной железы. Данный вопрос весьма актуален, учитывая очень высокую заболеваемость аутоиммунной патологией щитовидной железы в настоящее время.

В этих ситуациях патогенез проявлений часто многокомпонентный и не всегда понятен. Определенное влияние оказывают нарушения функции железы — гипотиреоз и тиреотоксикоз. Ведь поражение нервно-мышечной системы считают одним из наиболее частых осложнений тиреотоксикоза и гипотиреоза. Компонентами патогенеза в этих случаях выступают полинейропатия, миопатия, туннельные синдромы, псевдомиотония, гипокалиемия и др. Распространенность диффузного токсического зоба в популяции сейчас достигает 1-2%, а по данным некоторых авторов нервно-мышечные поражения встречаются у 50-100% этих пациентов. Среди больных гипотиреозом миастенические проявления обнаруживают в 18-72% наблюдений.

Причинами нервно-мышечных поражений при гипотиреозе могут быть компрессия нервов (отек и муцинозная инфильтрация), нарушения окислительных процессов и другие метаболические нарушения, вследствие чего страдают шванновские клетки — возникает сегментарная демиелинизация. Туннельные синдромы возникают вследствие микседематозного отека. Некоторые авторы считают, например, что при выявлении синдрома запястного канала всегда необходимо обследование щитовидной железы.

При тиреотоксикозе в патогенезе нервно-мышечных повреждений участвуют компоненты миопатии, полинейропатии, а также тиреотоксический гипокалиемический периодический паралич. Также известно, что при тиреотоксикозе миастенические проявления очень часто возникают раньше манифестации гиперфункции железы. Проявления слабости глазодвигательных мышц нередки, но при тиреотоксикозе картина запутанная в связи с частыми проявлениями экзофтальма, отека ретробульбарной клетчатки.

При миастенических синдромах антихолинэстеразная терапия оказывает очень незначительный эффект, поэтому в лечении обычно прибегают к весьма токсичным препаратам — кортикостероидам и цитостатикам.

В настоящем сообщении представлены результаты лечения 7 больных с миастеническим синдромом на фоне аутоиммунных заболеваний щитовидной железы. Следует отметить, что в литературе отсутствуют данные о лечении больных миастеническими синдромами с использованием биотерапевтических методов.

Частота миастенического синдрома при заболеваниях щитовидной железы оказалась по нашим данным высокой, и составила 6,2 % (Табл. 1). Причем, диффузный токсический зоб сопровождался миастеническим синдромом в несколько раз чаще, по сравнению с аутоиммунным тиреоидитом.

Таблица 1. Частота миастенического синдрома при заболеваниях щитовидной железы

Заболевание щитовидной железы Частота миастеническго синдрома
Абс. %
Диффузный токсический зоб (n = 36) 5 13,9
Аутоиммунный тиреоидит (n = 76) 2 2,6
Всего (n = 112) 7 6,2

 

Четверо больных на момент обращения получали антихолинэстеразную терапию. У пациентов с аутоиммунным тиреоидитом отмечался манифестный гипотиреоз который компенсировался синтетическими препаратами левотироксина. Трое из пяти больных диффузным токсическим зобом получали терапию тиреостатиками. Поскольку цитостатические препараты являются по сути цитостатиками, на фоне из назначения симптома миастении незначительно уменьшались.

Для исключения «истинной» миастении всем пациентам выполнялось рентгенологическое исследование или компьютерная томография средостения. Тимомегалии ни в одном случае не выявлено. Также всем пациентам проводилось клиническое исследование с оценкой силы и тонуса мышц, сухожильных рефлексов, прозериновая проба. Выполнялась электронейромиография (ЭНМГ) на момент обращения и после курса лечения.

У всех пациентов отмечалось снижение мышечной силы, сухожильные рефлексы были ослаблены. В то время как для «истинной» миастении характерны нормальные или даже повышенные сухожильные рефлексы.

Прозериновая проба у пациентов была отрицательной или сомнительной. Двое пациентов, которым ранее назначена антихолинэстеразная терапия, не отметили улучшения самочувствия.

По данным электронейромиографии отмечалось в большей степени снижение суммарного потенциала действия мышцы и нарастание амплитуды ответов при стимуляции средними частотами (так называемый феномен врабатывания). Эти признаки позволяли дифференцировать миастенический синдром от «истинной» миастении.

Вообще, мышечная слабость и утомляемость присутствуют практически у всех больных тиреотоксикозом и гипотиреозом. Дополнительными критериями установления диагноза миастенического синдрома были некоторые другие тесты: исследовался уровень антител к рецепторам ацетилхолина и к скелетным мышцам — во всех наблюдениях отрицательный. Но у всех пациентов отмечена высокая активность аутоиммунного процесса в отношении щитовидной железы — обнаруживались высокие уровни антител к рецепторам ТТГ, тиреоглобулину и тиреоидной пероксидазе.

В лечении больных в качестве базовой программы применялась комбинация двух пептидных препаратов: NeyNormin Nr 65 и NeyTroph Nr 96. Оба препарата со-держат компоненты фетального тимуса, которые снижают аутоиммунную агрессию. Кроме того, первый препарат согласно аннотации наиболее подходит для аутоиммунных заболеваний эндокринных желез.

Препарат NeyTroph Nr 96 содержит не только нейропептиды, но и мышечные пептиды, поэтому более активно действует на нервно-мышечную передачу, по сравнению с только нейропептидными композитами. Кроме того, по литературным данным патогенез миастенических проявлений при патологии щитовидной железы сходен с таковым при миастении, а именно имеется нарушение высвобождения ацетилхолина из пресинаптических везикул.

В наиболее тяжелых случаях дополнительно назначались препараты NeyDil Nr3 (Musculi), NeyDil Nr4 (Mesenchym), NeyDil N3 13 (Medulla oblongata, medulla spi-nalis).

Пептидные препараты вводились инъекционно — внутривенно, струйно, в одном шприце, с частотой 3 раза в неделю. Использовалась близкая к классической толерогенная схема — 5 инъекций разведения D7 с дальнейшим переходом на разведение D4. Учитывая тот факт, что патология щитовидной железы и неврологические заболевания обычно довольно резистентны к терапии, мы назначали курс из 20 инъекций.

В процессе лечения субъективное улучшение происходило во всех наблюдениях. Как правило, положительные изменения пациенты отмечали уже через две недели терапии. По окончании курса лечения проведена повторная оценка неврологического статуса — во всех наблюдениях отмечено увеличение мышечной силы и повышение сухожильных рефлексов в баллах, согласно общепринятым оценочным шкалам (Табл. 2).

Таблица 2. Показатели неврологического статуса обследованных больных до и после лечения

Показатель До лечения После лечения
Сила мышц (в баллах) 3,2 ± 0,9 4,3 ± 0,8
Сухожильные рефлексы (в баллах) 51,2 ± 0,7 2,5 ± 0,5

 

В процессе лечения антихолинэстеразные препараты были отменены. Также удалось отменить тиреостатические препараты четверым пациентам, так как нормализовалась функция щитовидной железы. При этом следует заметить, что в обследованной группе отмечались лишь легкие и среднетяжелые формы тиреотоксикоза.

По данным контрольной ЭНМГ у 5 из 7 пациентов произошло восстановление нормальной электронейромиографической картины. В дальнейшем пациенты переводились на поддерживающее лечение таблетированными и капельными формами пептидных препаратов (NeyTabs Musculum, NeyNormin Nr 65 oral, NeyTroph Nr 96 oral).

Таким образом:

  • Пептидотерапия эффективна в лечении миастенического синдрома при ауто-иммунных заболеваниях щитовидной железы;
  • Использование пептидотерапии при миастеническом синдроме позволяет в ряде случаев избежать (отменить) лечение стероидами и цитостатиками.
Поделитесь статьей в соцсетях!
Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on VK
Наверх

Запись на прием

Ваше имя

Ваш телефон*

Ваш e-mail

Дополнительная информация

Пожалуйста, опишите в сообщение к какому врачу Вы хотите записаться и на какое число.